Игорь Северянин. ГРУСТЬ РАДОСТИ



О, девушка, отверженная всеми
За что-то там, свершенное семьей,
Мы встретимся в условленное время
Пред нашею излюбленной скамьей!

Походкой чуть наклонной и скользящей
Ты пойдешь, проста как виорель.
И скажешь мне: «Единый! Настоящий!
Возможно ли? Послушай… Неужель?»

И болью затуманенные взоры, –
По существу веселые ключи, –
Блеснут так радостно, как из-под шторы
Пробившиеся в комнату лучи.

Ты – точно серна в золотистой дрожи:
Доверчивость. Восторженность. Испуг.
Что может быть нежней и вместе строже
Твоих – не искушенных в страсти – рук?

Что может быть больней и осиянней
Еще не вовсе выплаканных глаз?
Что может быть печальней и желанней
Уст, бредовых не говоривших фраз?

Газель моя, подстреленная злыми!
Подснежник бессарабский – виорель!
Виктория! И грустно это имя,
Как вешняя плакучая свирель.

1933. Апрель, 12
Кишинев




   Игорь Северянин. ВИОРЕЛЬ (Сб. ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЕ РАЗОЧАРОВАНИЯ)